?

Log in

No account? Create an account

Татьяна Самборская

Человек в декрете. Женщина, мужчина, ребёнок...

Татьяна Самборская tatamaza
Previous Entry Share Next Entry
Алиса минус Арина
        Судьба – слово громкое, как колокол. Вот дед. Оттрубил с 41-го по 45-й. Или одноклассник, с пятой парты, – по весеннему призыву 95-го прописался в Чечню; повезло – комиссовали по ранению. Бабушка. Не воевала, но, как старшая в семье, фактически одна всех кормила – семья большая. Другая бабуля – сидела. Не по политической, нет. Хищение на пищкомбинате, – как бухгалтер пошла «паровозом». Села уже беременная, родила в тюрьме дочку…
         Алиса.
          Алиса – не воевала, не голодала, не сидела. Взрослый ребёнок, избалованный собственной красотой и любовью близких. Родилась день в день с развалом Союза. Полуголодный 92-й (а для кого и роковой) – не помнит. Вообще же девяностые – помнит плохо, только отчётливо на фоне новогодней ёлочки и флага: «Я устал…».
          …
1.
         В свои 26 Алиса дважды уже была замужем и дважды развелась. Теперь жила с малышом (от второго мужа) в евроотремонтированной однушке, что осталась ей от расторопной бабушки. Текущий кавалер, конечно же, имелся. Одиночество сегодня – это не прилично.
          Учитывая судьбы современниц, жизнь Алисы не представляла собой ничего удивительного. Но вне окружения, у себя дома, наедине с годовалым Матвейчиком, Алиса не могла не заподозрить – кажется, судьба не удалась. События пошли не так, как хотелось в самом начале… Нет, конечно, ещё полно времени – молодость не ушла. Но где гарантия, что всё изменится в лучшую сторону? Само по себе время играет женщине скорее в минус, чем в плюс. Романы, романы… а ощущение такое, что, чем больше покупаешь лотерейных билетов, тем дальше от выигрыша.
          …Матвейчик наигрался и заплакал. Отбросил надоевшую ему цветную пирамидку, та стукнулась о стену. И разлетелась в звенья. Как не хотелось Алисе никого успокаивать (кто б меня успокоил!), но она встала и взяла тянувшего к ней ручки малыша. Успокоила… Ждала Диму. Как раз того свежего ухажёра, который сменил собой двух мужей и не заменил ни одного. Ещё немного, Алиса, и твоим мужчинам нужно будет присваивать порядковые номера, чтобы не запутаться.
          Однако договаривались о романтической встрече на вечер. Значит, надо себя подготовить: помыть, причесать, одеть и накрасить. Нет, Дима вообще парень неплохой (любимая характеристика мужчинам от женщин). Симпатичный, воспитанный. Вот только к Матвейчику относится нейтрально. Нейтрально – это плохо. Нейтрально – это о семье, любви не может быть и речи… Да, и надо не забыть покормить Матвейчика. Он когда ест, сильно капризничает. Если покормить заранее, тогда бабушке будет с ним полегче. Когда мама малыша уйдёт на свидание.
   Зачем искать кого-то, если только-только развелась? Одиночество? Пустота? Для здоровья? Для сплетниц у подъезда или для подруг, что будут теперь при каждой встрече спрашивать: ты всё ещё одна?.. Да, проще. Много проще… Клише. Неоперабельное клише в голове: развод – это неудача. Свадьба – да, свадьба – это успех, а развод – неудача. Что может быть позорнее, чем штамп «неудачница в любви»?.. Поэтому всё быстренько надо поправить. Создать новую пару «Я и мой Любимый» взамен утраченных.
          …Матвейчик уснул, после кашки. Сам уснул, без укачиваний, что странно. Среди раскинутых по дивану бесчисленных игрушек. Алиса убедилась, что ребёнок спит крепко, и бесшумно вышла из комнаты. Абсурдно, но как мальчик не похож был на Артёма. Она подумала не об отце ребёнка, а о своём первом муже. В которого влюбилась в 19 лет, и вышла замуж за которого в 21. Зачем их сравнивать? Малыш – светленький; волосики, реснички – всё другое. Абсолютно не похожи… и родное лицо, но уже мужское, а не младенческое, всплыло в Алисиной памяти. Густой жёсткий тёмный волос, почти чёрный, голубые глаза, как сказал бы поэт, цвета летнего ясного неба, губы… губы – это интимное, губы законодательно надо запретить к описанию. Алису затрясло от чувства, которое часто возвращается к человеку вместе с памятью. Однако с памятью оно и уходит, – ведь прошли годы. И в своём практически девичьем возрасте Алиса могла уже рассуждать о прошедших годах. И об упущенном. О потерянном любимом человеке.
          «Не надо было разводиться» - наверное, самое популярное сожаление XXI века. Однако тогда, по свежим ранам, в Алисе кипело негодование: её Муж (с большой буквы) любит свою дочь (с маленькой) больше, чем Её, свою Жену (дважды с заглавной), – её! Алису! Ей казалось, только вставь их большую любовь в золотую рамку, как все должны на неё молиться. И сами влюблённые, и окружающие. А на деле вышло:
          - Я не успеваю отвезти тебя, Алиса. Сама доедешь?.. Я только Аришку в садик закину и сразу в «Стальпром» с договорами. Ты не обиделась?
          Не молятся. Не молятся мужья на чувства. Даже при большой, большой любви. Мужья поутру спешат, возят договоры в «Стальпром», а дочерей – в детский садик. Но Алиса упёрлась рожками молодой козы в ламинатный пол, и в итоге осталась в одиночестве со своим упрямым ритуалом...
          Одно обидно. Если б не эта девчонка, всё бы у них с Артёмом было хорошо. С нуля, без всяких дочек от первого брака. Жила б эта Ариша со своей матерью, как все нормальные дети...
2.
    - Ты что сделала?! – Алиса взвизгнула, увидев рассыпанный сахар. Неудачно рассыпанный: и на пол, и на столешницу, и в приоткрытый ящичек – на чистые ложки – попало.
          - Я отцу пожалуюсь! – ещё раз зазвенела она, не найдя других слов для досады.
          - На что же жаловаться? – ответил пятилетний ребёнок, девочка. Рассудительная. То ли в отца от природы, то ли копируя его поведение. – Я же нечаянно.
          - Нет, вы посмотрите! Изгадила кухню, ещё умничает?! Молодец… «Умненькая девочка, тихий ребёнок» - куда ж умней и тише?.. Иди отсюда, дай убрать.
          Падчерица (послушно) вышла. Если старшим не перечить – меньше шуму, они так быстрей затыкаются.
          Смывая под струёй сахар с тряпки, неприятно липнувший, молодая жена больше злилась на себя, – что злилась, – чем на само происшествие или на ребёнка. Опять не сдержалась, хотя и обещала себе. Опять связалась с ребёнком, как со взрослым – т.е. опозорилась. И ведь девочка действительно тихая. Но Алису это только больше раздражало – выходит, она цеплялась к ней попусту. Господи, она просто не любила её, и всё! Классически.
          Переполаскивая осахаренные ложки, Алиса шипела себе под нос, не в первый уже раз:
          - Угораздило ж влипнуть! Такого мужика отхватила, и нате вам довесок – Арина Артёмовна, «хороший, послушный ребёнок». Живи, Алиса, радуйся. На кой ляд мне её хорошесть, если она мне посторонняя? В чём я провинилась? Что не влюбилась в бездетного?.. Все люди как люди – бабу с ребёнком берут. А Алиса и здесь отличилась – нашла себе мужика с приплодом. «С мамой она жить не захотела», - знаю я, кто сценарист такого «нехотения». Полгода, наверное, девчонку уговаривал уйти к нему от матери… Эх, Алиса, пропала твоя молодость. Разбилась о чужое детство…
          Алисе в Арине не нравилось всё. Как ходит, балаболит, ест, смеётся… не смеётся, не балаболит… Суп этот прихлёбывает, чай. Вынести невозможно… Хвостики ей сам подвязывает… Но как же всё-таки сильно любила его Алиса! А что получила? Хвостики?
    Засигналила трубка домофона на стене. Алиса сняла и, не сказав в неё ни слова, открыла дверь подъезда. Отперла входную, шаги на лестнице – идёт. Симпатичный парень Дима. Поднялся, весь напомаженный, – приготовился. А ты, Алиса, разве не приготовилась? Да и что, он должен был грязным прийти и в трениках?.. Алиса в голос засмеялась, легко представив себе облезлую картинку.
          - Ты что смеёшься?  - Дима.
          - Ничего, – Алиса.
          Поцелуй.
          Почему? Почему слюни чувствуются только тогда, когда не очень хочется целоваться?
          - Проходи, Дим.
          - Мама твоя ещё не пришла?
          - Нет.
Почему такое поганое настроение? Ещё в прошлый раз всё было нормально. Обычное приятное свидание, а сегодня?.. Хоть ври, что тётка едет из Архангельска – встречать надо, и всё отменяется. Но промолчала Алиса. Значит, ресторан и любить… Сыночек проснулся, мама пришла…
3.
    Стоя у перехода под светофором, впереди на приличном расстоянии, в гуще людей Алиса узнала две неразлучные фигуры. Артём и Арина. Папа и дочка, ошибки быть не может… Заколотилось в груди… Только Ариша сильно повзрослела. «Ариша»? Прям через уменьшительное «ша»? Откуда ласка, Алиса?.. Точно они: Арина – полубоком, Артём – спиной, родной спиной («родная спина» - что это такое?!)…
          Загорелся зелёный, и она тронулась вместе с остальными прохожими по зебре. Да толку? Сейчас развернутся и уйдут, её, Алису, – не увидят. Вот, если бы Арина чуть развернулась, то могла бы и  заметить. (Когда б, Алиса, ты молила эту девочку хоть о чём, даже мысленно?) Заметила! Дёрнула отца за пальто, привлекая внимание. Улыбнулся… Вероятно, это Алисе померещилось на расстоянии.
          Минута, и они уже стояли рядом и разговаривали как приятели. Светлой радости, однако, не случилось. Артём был приятельски равнодушен, он давно смирился с несовместимостью двух своих женщин и мужественно оставил надежды. Рассеянно смотрел на близкую – в смысле расстояния – Алису. На её причёску, видимо, новую – Артём точно не помнил, но раньше, кажется, было лучше… Алиска… Живая, присутствует возле, как все эти извечные прохожие… Но не соединить, не соединить. И всё-таки такое странное ощущение, что соскучился… Какой Матвейчик? О ком она? Ах, да. Сын. Знал ведь, что она родила, - забыл. Как такое можно забыть? А забыл.
          - А у Аринки как дела? – Алиса ещё не успела растерять первую радость в безнадёжной беседе.
          - У Арины? – Артём отвлёкся от цепи своих мыслей. – Как дела?.. нормально, в школе учится.
          Растопленная собственной благодарностью к девочке, что та не отвернулась, не ушла, Алиса поначалу живо рассказывала: о Матвейчике (о ком же ещё? вся её жизнь сейчас была занята этим), о себе (чуть-чуть), (о любовнике – нет!), о маме (как бы я без неё управлялась, не понимаю?)… А он не слушал. Явно не слушал, ждал конца её речи, чтобы прилично распрощаться и уйти. «Ещё бы зевнул», - зло подумала Алиса. Ну, разлюбил так разлюбил. Ради бога. Спасибо тебе, девочка, конечно, что не отвернулась, но – не помогло… Зачем было надеяться? Дурочка ты, Алиса. Да, что там дурочка? – прям дура!
          - Ну, пока, близкие родственники, - весело сказала Алиса вслух. И добавила уже вместе с первым шагом прочь, - Дела у меня. Памперсы надо купить. И кашки.
          Ушла, не обернулась.
          А Артём ей вслед смотрел пристально.

4.
    Случайная встреча на улице всколыхнула в Алисе разом всё, что смутно беспокоило её последнее время. И если вчера ещё в своих размышлениях она соблюдала какую-то последовательность событий – что за чем происходило, и к чему всё это привело, то теперь всё скопом: мужья, дети, личные чувства – взлетело вверх, как при взрыве мины в море, и опустилось на Алису контрастным гектолитром. Ну, или чем там меряют гигантские объёмы воды… Арина – та ещё, трёхлетняя – плюхнулась в душу вместе с грудным Матвейчиком, оба мужа вместе с Дмитрием – вообще как одно нереальное мужское лицо… Кажется, это называется «внутренний разлад»? Раньше Алиса ссорилась только с другими людьми, не с собой. А это просто. Это очень просто. Часто даже не надо ни с кем мириться – люди сами к тебе, Алиса, приходят и сами с тобой мирятся. А тут? С кем ругаться, с кем мириться? Нет никого – одна, а на душе плохо.
          А когда было хорошо, Алиса? В 19 лет?.. О, 19 лет! – меньше, чем юность. Красавица Алиса только-только познакомилась со своим Артёмом и его трёхлетней дочкой. Ах, какая лапочка, на папу очень похожа. Какое пирожное Ариночка хочет: с красными ягодками или с шоколадными листиками? Алиса не притворялась в угоду избраннику, нет. Встречаться с ребёнком два раза в неделю по два часа – легко быть внимательным и добрым при таких редких встречах. А жить вместе: каждый день, каждый день, каждый день… И Арина скоро перестала быть Ариночкой. Алиса быстро съехала в своём чувстве к ребёнку на самое дно: какого чёрта я должна любить эту чужую дочь, дочь своей ненормальной мамаши?? Вот так иллюзионно, как под руками фокусника, ребёнок папы превратился в ребёнка мамы.
  Мама... С мамой Арине не повезло, хотя малышка и не могла этого понимать. Тот редкий случай, когда мать больше любит себя, чем ребёнка. Нет, ребёнка она тоже любит, но в свободное от любви к себе время. (Распространённая ныне форма любви, но обычно не к детям.) Любит, не затмевая ничем детским своё женское.
          Красивая до безумия, как портрет руки мастера, она влюбила в себя Артёма за один вечер. Уже следующий день имел для Артёма только то значение, что вечером он увидится с Ней. Дня не стало. Только вечер и ночь, вечер и ночь, когда просыпаются безграничные силы… Аглая – так необычно звали эту вожделенную женщину… А она? Она безусловно тоже любила. А как же? Женщина для того и создана, чтобы любить. Отличной Еве нужен отличный Адам. А Артём соответствовал.
          Поженились. Не сделай он предложение, удовольствие Аглаи было бы неполным. Дуры те, кто говорит, что штамп в паспорте – это не главное. Качественный мэн абы кого в ЗАГС не потащит. А ты – достойна! И ребёнка можно родить, раз муж так сильно просит… Только одно но во всех этих правильных семейных удовольствиях – скучно.
          Папа Артём, с рождения влюблённый в дочурочку, готов был и заботиться о ней, и любить за двоих, лишь бы мама Ая выполняла какой-то материнский минимум. Да просто была бы рядом. Но долгое терпение только оттягивает конец и приводит к взрыву. Аглая, дитя безделия, сначала просто скрытно погуливала. Потом разошлась в приятных связях – прекратила стесняться, и терпеть Артёму дальше, сохраняя мать для ребёнка, не стало никакого смысла. При таком женском примере шансы девочки вырасти порядочной аннулировались… Замаячил развод, и началась война за ребёнка.
           Зачем гулявой Аглае дочка? А как же: «она моя» и «я её люблю». Пьяница-отец, когда приходит домой на рогах и приносит вместе со скандалом тортик, он что, не любит своих детей? А ну, детки, кто пришёл, что принёс? «Тортик, тортик!» - радуются детки. Они любят своих непутёвых родителей безотносительно. Мимо вопросов добра и зла. И разберутся эти детки в этих вопросах к годам десяти, когда впервые вступятся за маму: «Не трогай её!», - загородив её своим невозросшим щуплым тельцем. Или другой уже условной маме, заявившейся заполночь, сын грустно попеняет: «Зачем ты опять ходила к этому дяде Вове?»…
          Малюсенькая Аринка, не понимая ничего во взрослом мире, ластилась к своей «мамчике». Не выговаривая «мамочка», она так трогательно коверкала: «мамчика». И Артём уступал, несколько раз уступал. С концами забрал Аришку только тогда, когда Аглая привела в дом любовника. Не отдав при этом малютку на ночь к бабушке. Сразу Артём не пришёл, как узнал, - чтоб эту… не прибить ненароком. А когда уже, без единого слова, собирал Аришины вещи в большую чёрную спортивную сумку, Аглая, с бокалом в руках – с остатками шампанского из холодильника, – сказала:
          - Наверное, правильно, Тёма. Забирай её совсем.
          Гораздо позднее, когда совсем остыл, Артём ясно увидел: Аглая не позировала, ей хотелось с утра шампанского (посреди разбитой – на время – судьбы) – и она его пила. Просто пила. Так же просто, как ей хотелось мужчин. Вот причина начала, вот причина конца… их с Артёмом романа.
          В таких-то условиях и появилась в жизни папы-одиночки юная, неразвращённая Алиса.

5.
    Эх, Матвейчик, Матвейчик… Ой, что-то ты какой-то горячий, Матвейчик… Алиса изволновалась за те пять минут, пока мерила сыну температуру. Сразу: что? почему? откуда? всё ж было нормально… Слава богу, показалось. 36 и 8. А что ж ты горячий такой, Матвейкин? А? Жарко тебе? Сейчас мамочка тебя переоденет. Снимем тёплый комбинезончик и наденем тоненький, без начё-ё-ё-ёсика. Да, солнце моё?
          Случайная встреча на улице с бывшей семьёй воочию показала Алисе ту нормальность, что она потеряла. Сумбур переживаний, правда, ушёл – выдохся, и остался перед Алисой только один день. Запомнившийся день, когда вопрос о расставании с утра ещё висел в воздухе, но в тот же вечер и разрешился со знаком «минус», окончательно.
          …Артём с Ариной жили уже у своей бабушки, отдельно от Алисы, - после открытого скандала на тему «Ты любишь только свою Арину, вот и живи с ней!». Но не развелись, и встречи ещё происходили. Артём завозил Алисе тяжёлые продукты, чтоб та не таскала, даже в машину – из машины и на этаж. Пытался разговаривать. Однако Алиса упрямо хотела мужа и не хотела его ребёнка. Всё ждала, что ради неё он отдаст дочь её матери.
          Встречи были редки, и к каждой Алисе хотелось подготовиться максимально обворожительно. В ней сильно ещё работал инстинкт девицы на выданье. Вот и в тот вечер она как следует украсилась: уложила волосы, оставив их распущенным каскадом, навела полный макияж, включая подводку для бровей и два слоя помады – базу и декоративный, надела… не платье, но под «вечерние» джинсы шёлковую блузу, очень идущую хозяйке, но крайне неподходящую к буднему вечеру и домашней обстановке. Полюбовалась на себя в зеркало – просто обалдеть! как хороша – и… пошла переодеваться и умываться. С Артёмом это не пройдёт. Безусловно, он её такую захочет, но, ссилясь, всё равно отвернётся. Почему-то не любил он откровенной подачи женщины себя на блюде. Когда только познакомились, Алисе это качество нравилось, она посчитала это мужской душевной тонкостью Артёма. (Ей не пришло в голову, что это просто результат опыта.) Теперь же эта тонкость ей мешала. Ну, ничего. На тонкую мужскую душу найдутся и тонкие женские уловки. Алиса тщательно переподготовилась: волосы – в симпатичный буйный узел (который, кстати, к кругловатому лицу Алисы шёл больше, чем каскад), спортивные брючки с кофтой (далёкие от парадности, но облегающие всё, что следует облегать), «домашний» макияж (тонкие стрелки по верхним веко, капля туши – и всё). Готово. Милая очаровательная Алиса, своя и родная, родственная. Будто Артём просто придёт с работы, и нет никакого жуткого, тяжёлого разлада.
          - Привет.
          - Привет.
          От Алисы нейтральный (задуманно) поцелуй в щёку, почти без касания с кожей. И тут же:
          - Проходи, а я бельё закину в машинку и…
          Уйти – важно. Значит, я не стою – не заглядываю тебе в рот, не жду от тебя милости. Ты ищи ко мне подходы, ты – мужчина.
          Артём, уставший, да и Аринка, кажется, заболевает – с утра шмыгала часто, прошёл на кухню: разложил продукты по старым привычным местам. Как всё-таки от Алиски сладко пахнет, ни с чем не спутаешь. Зазвучал, заработал стиральный автомат. Вернулась Алиса, поставила чайник, достала никому не нужное печенье. Да и чай не был нужен, просто сесть за стол с двумя парящими чашками – законная возможность сидеть близко и смотреть в глаза. Даже для рассорившихся мужа и жены.
          - Ты с работы?
          - Да.
          - Я в институт поступила.
          - Молодец.
          «Есть!» - мысленно сияла Алиса, отчего стала ещё привлекательней для Артёма, и без того влюблённого в свою невозросшую, себялюбивую жену. – «Не зря. Не зря все тонкости. Он хочет остаться! Он хочет остаться навсегда!»
          - Чего грустный?
          - Да, Арина приболела.
          - Опять Арина!
          Алиса отвернулась от взаимного взгляда к обоям с цветами. Вот и граница уловок – не помогают. Нужен был поступок. Поступок от Алисы. Артём свой уже совершил – не отказался от дочери, и ждал, что Алиса не откажется от него самого… Но глупенькая Алиса осталась со своим ультиматумом: не жертвует ради меня всем, значит, не любит.
          Артём смотрел на отвёрнутый от него на обои профиль: «Остаться бы. Остаться навсегда, ничего не выясняя… Но – Арина.»
    Не надо себя дурить, Алиса: ты тогда бы через себя всё равно не переступила. Да и можно ли через себя переступить? Вот сейчас, например, этого просто не требуется. Раньше тебе Арина мешала, теперь – не мешает. Вот и все премудрости… Поигралась в жизнь Алиса, как в игрушки: надоел «Юный доктор» – закинем на полку, поиграем в «Парикмахерский набор»… Зачем было скоропалительно выходить замуж во второй раз, практически назло? Тут же сына родила от нелюбимого мужа. Да просто так, не почему. Все кругом рожают, а я что? И снова развелась, как в магазин сходила. Дима возник – а почему бы и нет? Это нормально, когда у женщины есть мужчина, ненормально обратное… Дима, Дима… Сегодня ж на вечер договорились!
          Алиса схватила телефон:
          - Алло, Дим? Ты… не приходи сегодня. Я приболела, ещё заразишься… Ага. Ну, потом договоримся, хорошо? Пока.
          «Как бы теперь прилично от него отвязаться? Бросил бы, или другую себе завёл – вот было б кстати! Что не хорошо? А он со мной хорошо? Тоже мне, спутник жизни. К Матвейчику никогда бы не природнился. А вот Артём бы…» Алиса разрыдалась сходу, как ребёнок… потерявший любимую игрушку – нашли игрушку, показали ребёнку, даже почти дали потрогать… и забрали обратно. Алиса отёрла слёзы, размазав тушь. Пошла в ванную, закидывать детские вещички в стиральную машину.

***
  - Да, алло?
          - Алиса?
          - Артём?
          И шесть секунд молчания – огромная пауза для телефонной беседы.
          - Я сегодня был какой-то затуманенный, ты извини. Почти тебя не слушал… Арина сказала, что ты… развелась?
          - Откуда только дети всё знают?.. Давно уже. Ну, как давно? Мне кажется, что уже двести лет прошло.
          Опять пауза. Алисе из трубки:
          - Пойдём, сходим… куда-нибудь. В паб какой-нибудь, где чужих особо много не бывает.
          Алисе страшно хотелось сказать: «Я думала, ты позвонил для серьёзного разговора!». Но она собрала всю волю, чтоб не выдать в трубку этот жуткий девичий, да и бабский, приём. И от усилий нервно рассмеялась. Молчание, а за ним нервные смешки взволновали бывшего-бывшего мужа:
          - Алиса, у тебя всё нормально?
          - Нормально. Просто я… приболела, – и с ещё большей силой заржала в трубку, надо ли говорить, что как лошадь.
          - Ты, случайно, не выпила? С кем ребёнок?
          «Вот оно! Вот оно!» - 100 % давала Алиса, что Артём не для проформы поинтересовался малышом. Переживает. Привык переживать за ребёнка, при любых жизненных обстоятельствах. А в трубку:
          - Со мной, со мной Матвейчик. Жив и здоров. И я не выпила. Просто эта фраза «приболела»… я так только что отшила… одного человека. Поэтому и смешно стало.
          Пауза. Длинная, тяжёлая и значительная. Затем тихо, но разборчиво из трубки:
          - У тебя есть любовник?
          - Нет, нет, что ты! У меня никого нет!
          - И всё же, у тебя невроз.
          В Алисе резко прекратились и смех и нерв, рука с телефоном опустилась на колени. Вернула трубку к уху:
          - А ты хотел, чтобы я не нервничала?
          - Алиска… - ничего не слышалось, но было ясно, что далеко, на другом конце волны, и близко, у самого уха, человек дрожит. – Давай, я сейчас приеду… если тебе нужно.
          Алиса подумала.
          - Нет. Не нужно. Давай в кафе, как договорились. В «Осу-Досу»?
          - В «Осу-Досу», хорошо.
Эпилог.
Общий сын в семье Алисы и Артёма родился не скоро, через пять лет. Когда повторно расписывались, работниц ЗАГСа собралось в зале больше, чем нужно для церемонии - любопытствовали. Арина, быстро зреющий подросток, обожала своих братьев, но особенно, почему-то, Матвейчика, ей не родного.

Превратности судьбы. Красивый рассказ.

Не только превратности, но и стереотипы поведения.
Спасибо:)

Не хватило Арине в молодости женской мудрости, но ведь молодость же! Мудрость потом приходит. Хорошо, что жизнь дала второй шанс )

Да, второй шанс бывает очень нужен.
Немного в ином аспекте, мне нравится это называть: бог предупреждает дважды.

(no subject) - alfo_6in, 2018-03-28 07:16 am (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-28 07:57 am (UTC)(Expand)
(no subject) - alfo_6in, 2018-03-28 05:04 pm (UTC)(Expand)
Доброе утро!

Доброе! Пока ответила, день наступил)

Это рассказ?

Да.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal южного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

история. а вдруг всё ещё будет хорошо.

Человек сам кузнец своего счастья (с) :-)

Осилил наконец и я этот трогательный рассказ:)

Вот я после этой маразматички Чудиновой зарекался впредь женщин читать. А тебя почитал и как-то, знаешь, ещё хотелось бы.
Ты пиши Татьяна, пиши.
Если созреешь когда-нибудь до издания книги - я буду твоим первым покупателем:) (занимаю очередь) Естественно, с авторским автографом и пожеланиями.

Спасибо, что прочитал) Мужчины читатели для меня важны тем, что они далеки от женских проблем - их заинтересовать труднее.
Ещё раз спасибо на добром слове.

(no subject) - don_kryu, 2018-03-26 11:20 am (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 11:47 am (UTC)(Expand)
в моем положении трудно судить обовсем, но думаю если бы осталась с Артемом, то вря дли все сложилось

Вы судите нормально, близко к истине. Нельзя учиться на чужом опыте, только на своём - иногда нужно человеку обжечься, чтобы понять, в чём его счастье.

(no subject) - komodo74, 2018-03-26 11:39 am (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 11:46 am (UTC)(Expand)
(no subject) - komodo74, 2018-03-26 11:50 am (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 12:02 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - ledy_lisichka, 2018-03-26 01:32 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - komodo74, 2018-03-26 03:53 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 03:55 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - komodo74, 2018-03-26 03:53 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 04:05 pm (UTC)(Expand)
Стоят они друг друга, Артем и Алиса.

В хорошем смысле?

(no subject) - izyaweisneger, 2018-03-26 06:20 pm (UTC)(Expand)
(no subject) - tatamaza, 2018-03-26 06:27 pm (UTC)(Expand)
Разводиться вообще нельзя. Мы же не разводимся с отцами и мамами.....

Вот насчёт того, что дети не разводятся с родителями - это в точку. Даже несмотря на наличие отчимов и т.п.


Смешной смайлик)

(no subject) - alfo_6in, 2018-03-28 05:03 pm (UTC)(Expand)