?

Log in

No account? Create an account

Татьяна Самборская

Человек в декрете. Женщина, мужчина, ребёнок...

Татьяна Самборская tatamaza
Previous Entry Share Flag Next Entry
Почему советские бабушки не испытывали стрессов
           Утро началось обыденно. Заболевшие дети — один вслед другому — проснулись с плачем. Забитые носы, заложенные горла — всё надо промыть, прочистить… задышалось, заулыбалось — забегалось, разыгралось, распрыгалось. Теперь можно и в туалет хоть на 5 минут. Через минуту уже — крик и визги, несомые как ветром через любые двери как сквозь воображаемую вату — ни децибела в пути не теряется. Подрались, наверное, всё за тот же розовый крылатый пони, который ещё с вечера не доделили. Так и есть, он дёрнул её больно за руку, она — укусила его за ухо. А ведь этот пони-фламинго уже через десять минут будет валяться в углу, как сроду никому не нужный. Ладно, розняла. Нашла каждому отдельное занятье. (А ведь время идёт, из дома надо выйти ровно без пятнадцати.)
           Маску хотела с утра сделать по-быстренькому; с утра восстановительный эффект лучше. Но теперь не получится, не хватит времени. Ладно, перебьётся лицо кремиками.
           С двумя кремами в кармане, залила хлопья и в ванную.
           - Мама, я хочу водички.
           - Хорошо.
           С кремами в кармане — на кухню. Водички одному, водички второму.
           - Мама, а что можно покушать?
           - Кашу сейчас сварю.
           - Кушать хочется, я до каши не дотерплю.
           - И я, и я!
           По горсточке солёных печений — одному и второму. Успела дойти до ванной и даже вбить пальчиками крем вокруг одного глаза.
           - Мама, я описалась.
           - Что ж ты, на горшок надо. Снимай, что стоишь.
           - Я хочу, чтоб ты.
           - Сама, пожалуйста, ты уже большая — три года…
           - Нет, я маленькая… - и в слёзы. Больной ребёнок больше плачет, по любому поводу.
           - Ну, пошли менять, - и пошли (крема в кармане).
           - Мама, можно за компьютер?
           Мама (в наклоне над младшей и её штанами):
           - Нет. Только после завтрака.
           - Ну, ма…
           Каша, каша… Кашу ж ещё не поставила! Снова на кухню… с недомазанными глазами и лицом…
            ...
            Почему наши бабушки не испытывали стрессов? Не подхватывали как насморк неврозы, не страдали депрессиями. Неправда, не только в терминах дело, что завалили научным избытком простецкую жизнь. Невозможно впасть в депрессию, когда вёдрами таскаешь жрать поросятам, вёдрами носишь воду из колодца или колонки, когда 10 гектар огорода полешь тяпкой вручную — а меньше не посадишь, не хватит на зиму. Заместо депрессии можно только упасть на кровать: полежу с полчасика, может, спину и отпустит.

           Невозможно испытывать стресс, когда муж, трезвый — тихий, а пьяный, да со своей охотничьей двустволкой, в дурной ярости: я вам сейчас покажу!.. Какой стресс? Спасительный животный страх! — и бегом прятаться со стайкой детишек на сеновал… А утром ещё отпаивать его парным молоком, чтоб с похмелья, не приведи господь, не помер кормилец. Не до неврозов тут.
           Мамам нашим уже не в таком объёме достались труд и страх. Здесь уже и 8-часовой рабочий день стал законом законов. Зарплаты день в день, отпуска срок в срок… Только до получки вечно три рубля не хватало, только с хорошей одеждой в магазине не разбежишься. Но тканей полно, и кто не криворучка – вполне с фасоном обошьётся. И элегантные, на каблучках, с причёсочкой изумительной от пятидесятикопеечных бигудей, с модными стрелочками на веко – миллионы жён и девушек цокали по советским тротуарчикам, коридорчикам и ступенечкам. Красоточки, без фитнеса и биоревитализации.
           Деловыми мамы не были, но на дом и детей времени не хватало. Впопыхах варить вечером и проверять уроки, и большая стирка копится к выходному – это тебе не автомат, горячую воду для машинки заранее греть надо, на газе или кипятильником… Муж выпивает, конечно – аванс, получка – святое. На праздники лишнего мужички могут выпить, подерутся – причина для этого всегда важная… шкаф свалить могут, нечаянно, дверца отломается… Жить можно, и счастье, бывает, светится на лице. Ушёл в прошлое животный страх – и его неизбывная обратная сторона, как у медали, твёрдость. Образовался новый термин в новых условиях – нервотрёпка…
           Так что, термины – суть лишь производные от реальных изменений. Страх, стресс, нервотрёпка – как паразиты могут жить и плодится, вплоть до эпидемий, только на подходящей для них живой ткани. Не прижиться неврозу, где у женщин одна сверхзадача – накормить и одеть. Невроз любит атмосферу пилинга, биллинга и тренинга. Где сверх «накормить, одеть, выучить» стоит сверх-сверх задача: хорошо выглядеть, не пав жертвой семейного быта. В сорок должна выглядеть на тридцать пять, в тридцать пять – на тридцать. Морщины и жир – главные враги, и кто проигрывает в этом сражении, становится отрицательным персонажем блог-постов. И восковые фигурки с натянутыми лицами становятся образцом…
              Бабушки наши прошли огонь, мамы – воду, осталось красным девицам XXI века пройти только медные трубы. Самое сложное, вероятно, из испытаний, ибо трубы эти не слышно. Но они медленно, незаметно, непоправимо уничтожают.

В каждые времена свои подвиги...

Безусловно. Тем более, что основную задачу женщины - растить детей - пока никто не отменял. А это никогда не легко.