Татьяна Самборская (tatamaza) wrote,
Татьяна Самборская
tatamaza

Вместо любви

Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны


  Уже третья девушка-дилер возвращалась из игрового зала, плача. Стараясь утереть слёзы, не размазав при этом тушь.
- Девочки, - вошла Маша, менеджер, - Света просит, чтоб её поменяли… Что, никто?.. Инспектора?!
- Я поменяю, - поднялась Василиса с примерной мыслью: «К чему этот вызов на слабо, война что ли?». И сняв со спинки стула форменную жилетку с бейджиком, надевая её на ходу, она вышла. Почти сразу после этого вернулась сменённая Света, инспектор. Она не плакала, нет. Но видно было, что сдерживается. Чтобы не пустить слезу, Света выпускает пар единственным злым словом:
- Козёл!
       …
    На покере по повышенным ставкам играл давний, всем знакомый клиент. Завсегдатай «Лилии», владелец пары ночных кафе и ещё чего-то, популярный участник местного денежного бомонда… Он не был сильно пьян или вмазан — вероятно, только слегка подвыпил, - но он был зол. Пришёл, купил фишки, заказал водки и, играя в покер, доводил до слёз женский персонал.
   С первой девочкой это вышло случайно — закричал, а она почему-то расплакалась. Может, тоже была не в настроении. А потом обозлился: чего это вы тут все такие чувствительные? Припёрлись в казино работать — работайте, а не соплями давитесь!.. Шли бы лучше в детский сад работать, за 3 тыщи рублей, и сюсюкали бы там со спиногрызами… раз такие нежные мадамы… в казино они припёрлись работать…
    Что там случилось у клиента в его реальной жизни, что так испортило ему настроение, - неизвестно. Обычно дилеры в таких случаях грубо шутили: жена не дала… И принёс он это плохое настроение куда? - в казино. Тут самое место выпускать сердитый пар. Если попытаться максимально объективно отнестись к вопросу, клиента даже не за что было пожурить. Но девчонки, одна за другой, растирали слёзы обиды — и какая тут к хризантемам объективность!

***

- Добрый вечер.
- Привет, - ответили за покером. - Что? Тоже будешь рыдать?
«Не буду», - уже почти ответила Василиса, но передумала и на всякий случай изменила ответ:
- Посмотрим.
     Улыбка сама потянулась у неё на лице, и Василиса добавила:
- Смотря как стараться будете.
- О! Наш человек. А то эти прынцессы, ничего им не скажи…


Слушай, Василиса, (и дилеру) а ты не слушай, сдавай давай! (И снова к Василисе) Скажи мне, Василиса, вот у меня плохое настроение, и я пришёл покатать — расслабиться. Эта швабра пятую раздачу подряд не даёт игру — я закричал. Учти — не заматюкался, не обзывался, даже «дурой» там, а просто заорал! Она — в слёзы…
- Так она же девочка, - вступилась Василиса за коллегу, будто сама «девочкой» не являлась.
- Нет, подожди, - ввернул своё слово Алик. (Имя строптивого клиента было известно всему персоналу, впрочем, как и половине городка.) - Девочки, - продолжал Алик, - это которые в школе. Дома у себя они девочки. На улице там… с женихом со своим она девочка. А здесь она — дилер! Её дело сдавать и помалкивать!
- Работа такая, - снова нейтрально ответила Василиса.
- Ой, тока не говори, что вас всех сюда нужда привела! Бедная девочка, не доедает, семье на хлеб не хватает…        Нормально вы тут гребёте! Поэтому и работаете здесь, а не в библиотеке.
- Ну, когда как.
- Пусть не каждый день, но гребёте?
- Гребём, - опять не сдержала улыбку Василиса. Смешинка передалась уже и Алику — действительно весело звучало обвинение небедным бизнесменом дилеров в обогащении. Он хмыкнул:
- Чего ты ржёшь?.. Что, я не прав?
- Правы.
- Нет, ты давай мне не поддакивай, - Алик отложил карты. - Ты ответь по справедливости… Я пришёл катать, так? Я — зол, я хочу нажраться… Я сюда за этим и пришёл — жрать и катать! Я этикет соблюдать, что ли, должен? Не соблаговолит ли мадмуазель дилерша сдать мне карты. Если это, конечно, её не затруднит. А если затруднит, то пусть пойдёт отдохнёт в стаффе, покурит, поплачет или что там ещё ей захочется сделать… а я подожду. Я ж для её удовольствия сюда пришёл, главное, чтоб дилеру было хорошо!.. Я не прав?

    Вася молчала и думала: в том-то и всё паскудство, что прав. Она спиной чуяла, что наблюдавшая за ними Маша думает также — знаем, где работаем. Но Вася молчала. Алик почему-то «по-настоящему» — как говорят дети — хотел выдавить из неё это признание, без шуток. Вася продолжала молчать, усиленно инспектируя игру, - предавать плачущих людей это нехорошо, даже если не все из них твои подруги.
      К счастью, Алик сам отступил, переведя всё в шутку:
- Ты вообще за кого? За меня или за этих мартышек?
- Конечно, за Вас. - Вот теперь можно было спокойно отшутиться, никого не предавая.
- И вообще, хрен с ними, с этими недотрогами. Что нам, поговорить больше не о чем? Давай поговорим о нас с тобой… - (За спиной у Васи прыснула Маша на своём менеджерском стуле. Очень худенькая, хрупкая, симпатичная, Мария обладала железной выдержкой. И раз она прыснула смешком, значит, поворот событий оказался максимально неожиданным.)
- Давайте, - согласилась Василиса тоном таким, как если бы ей предложили сыграть в «дурака» от скуки.
- Ты замужем?
- Нет.
Молчание, манипуляции с картами.
- А парень есть?
- Нет.
- Ой, брешешь… Чего, правда нет?
- Мне Вам поклясться?
- Не надо… А чего ты мне выкаешь? Давай на «ты» перейдём, - и взял новую пачечку только что сданных ему карт.
- Давайте, - прозвучало всё то же согласие на предложение о «дураке» от скуки.
- Твоей маме зять не нужен? - Алик подтвердил игру фишками.
- Ты сейчас о себе говоришь? - Василиса ответила; засмеялся дилер («Елизавета»), открыв себе игру «три десятки» – довольно-таки крупную. Алик маленько поворчал на елизаветинские три десятки, плоским движением по сукну скинул карты с фишками — как проигранные, и продолжал другую свою игру в понарошечный флирт:
- Ну, если свадьбу не хочешь, давай пока так поживём, не расписываясь.
     Василиса:
- Не могу, мама до свадьбы не разрешает…
     Женский коллектив открыто смеялся. У Алика полюсно сменилось настроение, и его гнева уже никто не опасался, - клиенту теперь нравилось, что девчонки хохочат над его остротами.
- Эх, девчонки, – разговаривая, Алик брался то за карты, то за фишки, то за рюмку водки (сам не наливал, каждый раз звонком вызывали официантку, чтоб та налила ему очередную), то ходил в кассу покупать ещё фишки взамен проигранных. — Так и пройдут ваши лучшие годы. Хотя и правда, когда ж вам любовью заниматься, если вы все ночи здесь — катаете?
- Что делать, - Василиса подняла брови, выразив тем «се ля ви».
- Что делать? - передразнивая, эхом отозвался Алик. - Замуж выходить и валить отсюдова.
- Так, за кого ж выходить? Мы ж все ночи здесь — катаем.
- Хочешь сказать, на наши рожи смотрите?
    Василиса, в шутку:
- Ну… да.
- О! - неожиданно выкрикнул Алик, открыв карты. И стал комбинацию украдкой – «тока тебе, Вася» – показывать инспектору. Показывал так скрытно, что увидели все, даже прохожие на улице.
- А ты не подсматривай! - «обиделся» Алик на дилера.
    Раздали ему неполный пиковый стрит флэш — дама, валет, десять и девять пиковой масти. Пятой картой шла ещё одна дама — червовая.
- Ну, что делать, Василиса? Разбивать дамы?
- Разбивай.
- Ага, «разбивай» - ведь ни за что не даст ни короля, ни восьмёрку.
- Тогда, не разбивай.
- От ты советчица, зашибись!.. Тебя надо в советники к президенту — да, господин Президент; нет, господин Президент… Ладно… Зубов бояться — в рот не давать, - и он скинул лишнюю в стрите червовую даму. Следом за дамой швырнул десятидолларовую фишку, плату за обмен.

***

   ...Когда клиент пытается прикупить большую игру, – а стрит флэш это большая игра, оплачивается в 50 раз больше к ставленному, – то ни один не смотрит купленную карту сразу. Много есть способов подольше мучить себя и окружающих. Можно тереть карту на фарт о сукно, а затем, отогнув крошечный кончик и низко-низко наклонив к столу лицо, пытаться высмотреть номинал карты, как поезд из черноты туннеля... Можно подцепить прикуп маленькой пачечкой оставшихся на руках карт, потом сровнять все пять карт как одну и последнюю, неизвестную, долго вытягивать из-за известных — по доле миллиметра. Или, подцепив, перетасовать все пять между собой, — и тогда неизвестная карта будет не последней, а где-то в середине… и по доле миллиметра выдвигать уже все карты по очереди, пока не наткнёшься на прикупленную… Ещё можно звонком вызвать официантку, попросить её посмотреть прикуп: «Но ни в коем случае не говори мне, какая карта!» - и потом играть с официанткой в угадайку: скажи, красная или чёрная? картинка или циферка?..
        Алик свой прикуп вообще не стал смотреть. Кинул фишки, не глядя — сыграл вслепую.
- Открывайся, не стесняйся, - сказал он дилеру, и Елизавета открыла свои карты.
- Два валета, - выдвинула она пару вперёд остальных карт.
- Подожди, не бери, - предупредил Алик движение дилера к неизвестной купленной карте. - Открой сначала эти.
        Лиза послушно открыла всем известные четыре: пиковые даму, валет, десять и девять.
- А можно ту я сам открою? - спросил клиент у Васи, хотя знал — прикасаться к картам, когда дилер открыл свою игру, категорически запрещено. Вася отрицательно помотала головой.
- Тогда ты посмотри, - «капризничал» игрок, предлагая посмотреть Василисе.
- Не могу, - также помотала она головой. И попыталась пошутить, - ...на переправе руку не меняют, - но шутка не прошла, клиент уже набирал обороты в новой волне злобы. Будто эти волны — злости и веселья — чередовались в нём по внутреннему какому принципу, без особой связи с происходящим.
- Чего смотришь?! - заревел он на Елизавету, которая была много выше его и возвышалась стройным журавлём над покером. - Открывай! Я за тебя работать буду?!
      Лиза нежным движением длинных тонких пальчиков со скромным маникюром перевернула неизвестную карту… Ещё одна дама, бубновая. Гоб! - Алик со всей дури ударил по столу обеими руками, звякнули медные пепельницы и опрокинулась рюмка.
- Как?! - в упор глядя на Василису, Алик будто отчитывал её за участие в заговоре. - Как с вами можно по-нормальному?! (Вызванная официантка уже тёрла сухой тряпкой сукно, где пролилась водка.) Скинул даму — купил даму!!! Это шо за лабудень?! Вы издеваетесь?! - И он повернул лицо от Васи к Елизавете, - У тебя откуда ручки растут, родная?! Чего ты сюда пришла с такими ручками? Дома у мужа… нужно держать такими ручками! - Алик прямым трёхбуквенным текстом назвал то место, которое нужно держать у мужа. Он не ругался, нет, он использовал мат ни как мат, а как неприкрытое приличиями обозначение вполне конкретного предмета…
      ...Лиза плакала. Перестала тасовать и, не мигая, глядела во флот со столбиками разноцветных фишек — по 5 долларов, 10, 25 и так до 2-х тысяч. Ползущую слезу дилер не утирала, она просто продолжала сидеть – «делайте, что хотите».
- Смена! - соскочив с менеджерского места, Маша щелкнула ногтём по спинке стула дилера. И шепнула встающей Лизе: - Позови Алёну, - сама же осталась стоять возле опустевшего сидения крупье, ожидая.
- О, борца поставила! - реплицировал недовольно Алик — из стаффа появилась Алёнушка. С её пловчихи косой саженью в плечах.
        Маша через плечо Алёнушки подала на стол новую колоду. Василиса воспользовалась моментом и шепнула:
- Маш, и меня поменяй.
- Иди, иди, - неслось ей вдогонку от вновь свирепевшего Алика, - всё равно вы все одинаковые! - бог знает, имелись ввиду дилеры или женщины, - Жучки… на букву «сэ»! - вероятно, всё-таки женщины.

***

    Василиса просидела на инспекторском стуле три часа подряд, и теперь ей в удовольствие была любая прогулка — хоть до служебного туалета, хоть просто в стаффе от стола к окну, — но ни в коем случае не садиться на одеревеневший зад. Сделав большую кружку кофе и достав из пачки сразу две сигареты, она кинула на удачу:
- Кто со мной курить?
- Пошли, - поднялась Лиля, тоже вытянув сигарету, и они вдвоём вышли.
- Уже бы домой, что ли, ушёл, -
- Уйдёт он, как же, -
- Всех задолбал, и себя тоже, - коллеги выпускали дым и отглатывали горячее питьё из массивных цилиндрических кружек. Такие часто продаются с поздравительными надписями или собственными именами.
(- Где Вася? - глухо послышалось из стаффа, через две закрытые, но тонкие двери.)
- Оооо, покурили, — переглянулись между собой кофе-подруги, и действительно показалась Маша:
- Василис, я всё понимаю, но посидишь?.. Там вообще дурдом.
- Сейчас, докурю.
- Давай.
        …
- Что пришла? Вернулась? А где чемоданы?.. Обсудили в курилке, какой я плохой?
     Не улыбнуться вернувшейся Василисе было не возможно. Уходя от клиентов, дилеры и правда часто говорили в зоне отдыха о них же. Хотя никто их к этому не принуждал. Просто переключиться сходу на иное — трудно.
- Дай ручку, - Алик протянул свою руку к руке блудного инспектора-возвращенца...
- Выкинь телефон!! Он тебе не нужен! - во входных дверях появился Юра, друг Алика, чаще других бывавший с ним в казино. Он шёл через игровой зал и орал. - Ты трубку не пробовал поднимать?! Я сто вызовов, блин, сделал!.. Рука отвалится один раз трубку поднять?.. - По мере приближения к покеру ор снижался до нормального беседного тона; и, наконец, Юра, в куртке, шапке, сидел уже в кресле рядом с другом. - Тебя дома потеряли, у тебя совесть есть вообще?
- Пусть поищут, - пробурчал Алик, и вместо руки инспектора взял сданные карты.
- Настя с ума там сходит… - продолжал рассказывать Юра о семейных тревогах.
- Ша. - ответил Алик. - Ты чего сюда пришёл?
     На этом семейная тема вечера и завершилась. Дальше всё потекло примерно также, как и текло до этого, но при участии ещё одного персонажа. То есть: Те же и Юрий.
- Дай ручку, - вернулся Алик к было прерванному. - Можно?
   Василиса пожала плечами: мол, а смысл? но возьмёшь — не растаю.
- Не фига себе, у вас тут движения! - выразил своё мнение Юрий, в чём-то подыгрывая, в чём-то правда удивляясь. - Только не говори, что вы уже три года тайно женаты.
- Что ты думаешь, - уже выпустив инспекторскую руку, отозвался Алик, - я периодически падаю с кровати от её анекдотов.

  Где-то на этом этапе, или чуть позже, шутки и закончились. Пив несколько часов подряд, Алик стал хмелеть. Быстро погружаясь в обособленное от мира состояние. Стал заметно фокусировать взгляд на картах — тщательно изучать комбинации. Полярные реакции — буйные и весёлые — скоро сгладились в ровный автопилот. Но опьяневшим сознанием он продолжал держаться за покер: долго всматривался в сданную игру, долго принимал решения — играть или сбрасывать, и неизменно ставил новую фишку на играющий бокс. К утру на эти манипуляции уходило уже всё его сознание целиком… Юра, устав ждать друга, дремал в кресле. Может, и просто полулежал с закрытыми глазами, жаждав отключиться...
      Ничем логическим не закончилась ещё одна бессонная ночь в казино. Она просто закончилась.
      Дилеры, отработав, ушли. Задетые за живое, девушки по дороге спорили об элементарном — любовь так запросто не найдёшь, кто б где не работал, а замуж без любви — не такое уж счастье; лучше уж любовь без замужества. Кто-то тут же пошутил: тогда нет на свете человека счастливее, чем проститутка, любящая свою работу…
    ...Алик, прекратив пить, не прекратил играть и по окончании ночи. Запустился тот вечный двигатель, который научно невозможен к изобретению, но зато живёт в каждом опытном выпивохе. Глядя только строго перед собой, как в трубу, Алик вовсе не засекал происходящего вокруг — не видел, как ночные дилеры сменились дневными. Как пришла уборщица и кружила вокруг покера с пылесосом. Как сменилось лицо в кассе — была пересменка, как сменились, наконец, лица охранников… И только Юра, верный оруженосец, не покидал своего сильно нетрезвого, задержавшегося в казино до утра Дон Кихота. Хотя и всего лишь спал рядом с ним в кресле...


- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Меломаны за полночь
Победа в режиме реального времени
Tags: Казино, Мужской жанр
Subscribe

Posts from This Journal “Казино” Tag

  • Солнце на бетоне

    Эпоха до вытеснения игорного бизнеса в спецзоны. И до лимитирования продажи/распития алкоголя. Лету посвящается. Ночные дилеры гуськом и…

  • Час хохота и суицида

    Четыре утра. Говорят, время суицида. Возможно. Когда один в квартире, и только тоска у шеи… Один в квартире не воин. Куда лучше — с…

  • Вектор круга

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Кого не заедала ежедневная повторяемость событий? Нет таких. Дом-работа-дом-работа. И даже…

  • Грек, блэкджек и красота

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Шаффл – в блэкджеке игровой цикл (кон), а также разрезная карта. - Лена! На блэкджек!..…

  • Сколько раз выпадает "чёрное"?

    Могу подписаться кровью под числом «14». Как свидетель. Форум-слухи говорят даже о сорока случаях подряд, при этом местом действия,…

  • 100 долларов

    Кассир – молодая, симпатичная, с бюстом седьмого размера – вылетела из двери служебных помещений. - Где анапский?.. Ушёл уже? – и…

  • Свиной бизнес и Индус

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Спин – запуск шарика на рулетке. Имена и клички изменены. Часто персоналу казино…

  • Полный Дом

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Набор – группа обучаемых профессии крупье. «Полный Дом» – это…

  • Три стажёра

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Сплит – ставка на два соседних номера. Для кого секрет, что хуже дедовщины только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments

Posts from This Journal “Казино” Tag

  • Солнце на бетоне

    Эпоха до вытеснения игорного бизнеса в спецзоны. И до лимитирования продажи/распития алкоголя. Лету посвящается. Ночные дилеры гуськом и…

  • Час хохота и суицида

    Четыре утра. Говорят, время суицида. Возможно. Когда один в квартире, и только тоска у шеи… Один в квартире не воин. Куда лучше — с…

  • Вектор круга

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Кого не заедала ежедневная повторяемость событий? Нет таких. Дом-работа-дом-работа. И даже…

  • Грек, блэкджек и красота

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Шаффл – в блэкджеке игровой цикл (кон), а также разрезная карта. - Лена! На блэкджек!..…

  • Сколько раз выпадает "чёрное"?

    Могу подписаться кровью под числом «14». Как свидетель. Форум-слухи говорят даже о сорока случаях подряд, при этом местом действия,…

  • 100 долларов

    Кассир – молодая, симпатичная, с бюстом седьмого размера – вылетела из двери служебных помещений. - Где анапский?.. Ушёл уже? – и…

  • Свиной бизнес и Индус

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Спин – запуск шарика на рулетке. Имена и клички изменены. Часто персоналу казино…

  • Полный Дом

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Набор – группа обучаемых профессии крупье. «Полный Дом» – это…

  • Три стажёра

    Эпоха до вытеснения игрового бизнеса в спецзоны. Сплит – ставка на два соседних номера. Для кого секрет, что хуже дедовщины только…