?

Log in

No account? Create an account

Татьяна Самборская

Человек в декрете. Женщина, мужчина, ребёнок...

Entries by category: медицина

[sticky post]Верхний пост
tatamaza
   Отдельное здравствуйте каждому!
   О себе… имя, фамилия, сообщённые над заголовком журнала – подлинные. Точный возраст можно узнать, кликнув Профиль. Живу в России.
   Журнал этот, по сути, - самиздат рассказов. Основная тематика которых детско-женская. «Прежде чем писать, надо жить», - сказал А. Сент-Экзюпери, прежде чем писатель – лётчик. В согласии с ним на 90%, автор (Т.С.), в течение последних шести лет будучи тем, что вынесено в заглавие этого журнала – «Человеком в декрете», поэтому и пишет преимущественно о женщинах и детях. На остальные 10% несогласия приходятся любые другие темы. А поскольку законодательство РФ не допускает вечного срока для отпуска по уходу за детьми, и надежды автора выйти из декрета не так уж призрачны, то % посторонних тем, вероятно, вырастет.
Под катом описание рубрикCollapse )
Заканчивая приветствие прощальным пожеланием, прошу: читайте с удовольствием, без удовольствия – не читайте :-)

Детская хирургия
tatamaza

Самая обычная медкомиссия перед школой, и вот ты уже заселяешь сына в палату № 5 и заселяешься вместе с ним сама. Пережит первичный шоковый ступор: «Как грыжа? Как оперировать? Под общим наркозом?! Боже мой, ему ж только семь лет...» - и теперь ты сидишь на краешке койки и наблюдаешь, как сынок сходу разыгрался с прооперированными пацанятами. Также как с любой здоровой детворой во дворе. Только-только попав сюда, невольно слушаешь разговоры мам этих пацанят, успевших перезнакомиться. Они поведывают, как водили своих малышей по бабкам грыжи заговаривать и на полном серьёзе сокрушаются, что это не помогло. «Дурдом», - автоматически оцениваешь ты, а на самом деле не перестаёшь думать только об одном — о ТВА, тотально-внутривенной анестезии. Ведь твой сын — аллергик… Вслед за темой заговора грыж женщины стали обсуждать достоинства и недостатки робота-пылесоса, вплоть до мощности и уровня шума…

По коридору бродят — гуляя — мамы с малышами и мальчишки-подростки, выдающие окружающим свою недетскость оголёнными волосатыми икрами. Послеоперационные — их большинство — ходят искажённым шагом: основная масса операций — паховая. Мама помогает идти еле идущей девочке, из-под трусиков которой выглядывают белые перевязки. Взросленькая кроха с мокрыми от боли и испуга глазами заглядывает, проходя мимо, в открытые палаты — как и во что играют госпитализированные дети на своих койках. Живой интерес к играм и сверстникам не истребим даже болью.

Мамы, редко папы, чересчур домашние для больницы в своих пёстрых одеждах и тапочках, сильно разнятся фигурами, голосами, устоявшимися контактами со своими детками — кто слишком сюсюкает, кто слишком строг и порой нетерпим, но все абсолютно одинаковы в одном: серьёзно, а то и со слезами, провожают неморгающим взглядом каталки, увозящие их детей. До тех пор, пока каталка не исчезнет за дверями отделения на пути в операционную...

Read more...Collapse )